Arsenal-l.ru

Я и Мама
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Диссоциативное расстройство идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности

У диссоциативного расстройства идентичности, пожалуй, самая богатая история и неоднозначная репутация. Еще до существования психологии и психиатрии как отдельных дисциплин люди, страдающие от этого состояния, «диагностировались» как одержимые каким-либо духом или демоном, и лечение было безжалостным. И лишь спустя несколько столетий стало понятно: существующие в одном человеке две личности — это болезнь, которая нуждается в квалифицированном лечении.

Как выглядит расщепление личности со стороны

Один из многочисленных случаев синдрома расщепления личности рассматривал нейропсихолог Элиэзер Штернберг в одном из своих трудов.

Мать-одиночка, с неопределенным диагнозом «врождённая слепота» жаловалась на пробелы в памяти и не могла объяснить появление на своем теле слов «Ненавижу тебя» и «Ненормальная» после выпадений из времени, а также обнаруживала новые предметы в своем доме, которые никогда бы не купила, находясь в здравом уме и памяти. Когда женщина поступила в больницу, она не знала, откуда у неё появились синяки и ссадины, и также не могла вспомнить, где она была прошлой ночью. Её звали Эвелин, ей было 35, и у неё было весьма непростое детство: родная мать издевалась над девочкой, запирала в шкафу, а когда Эвелин отдали в приёмную семью, отчим также жестоко обращался с девочкой, и даже домогался её.

Когда число выпадений из времени и неспособность дать себе отчёт в том, что происходило с ней с момента «отключки», и сколько эта «отключка» вообще длилась, приняли угрожающие масштабы, Эвелин стали обследовать психиатры.

У Эвелин диагностировали диссоциативное расстройство идентичностипсихическое заболевание, которое еще называют расстройством в виде множественной личности или раздвоением (расщеплением) личности. Внутри Эвелин словно обитало сразу несколько разных людей. Среди них были женщина по имени Фрэнни Ф. и её дочка Синтия, а также «страшненькая» десятилетняя девочка Сара с «тонкими рыжими волосами», карими глазами и веснушками. И наконец, Кимми, «ангелоподобная» четырехлетняя малышка с голубыми глазами и короткими белокурыми волосами.

Поведение пациентки менялось в зависимости от того, какая из личностей выходила на первый план. Сама Эвелин казалась умной, взрослой женщиной и удивительно чётко излагала свои мысли. Превратившись в Кимми, она вдруг начинала лепетать детским голосом, коверкать простые слова, например называть фиолетовую рубашку «фуаетовой». Говорила, что президентэто «её папочка», и восхищалась тем, что кивиэто одновременно и фрукт, и птица. Хвасталась, что старший брат учит её, как писать её имя.

Читайте также :

При переключении с одной личности на другую может меняться не только характер, предпочтения и вообще история жизни, о которой может поведать пациент. Могут меняться и привычки, и почерк (причём правша может стать левшой и наоборот), может быть разной острота зрения и даже варьироваться уровень физической подготовки.

В случае с Эвелин слепота, которую так долго не могли объяснить врачи, вдруг практически исчезала, когда Эвелин теряла свое «я» и становилась Кимми. Острота её зрения была разной и напрямую зависела от личности, которая активировалась в конкретный момент. А число личностей со временем возрастало.

Вспомните Билли Миллигана, столь известного всем неимоверным количеством личностей, которые поселились в его теле — целых 24! Все они также обладали самыми разными характерами и способностями. Так как же всё-таки это объяснить, если не мистикой?

Пограничное расстройство в истории и искусстве

Мы выпустили два больших текста о пограничном расстройстве: в первом рассказали всё о том, что такое ПРЛ, во втором собрали основные способы коррекции ПРЛ и советы «пограничникам». Теперь мы расскажем о месте пограничного расстройства в истории, культуре в целом и искусстве в частности: прототипы вибраторов, Достоевский, Дарт Вейдер и первая российская книга о ПРЛ — всё здесь.

Диагноз «пограничное расстройство личности» (ПРЛ) — весьма новый: официально он был включён в классификацию болезней только в 1980 году. Несмотря на это, о симптомах заболевания заговорили намного раньше. Исследователи считают, что наибольшее сходство с пограничным расстройством (как и с некоторыми другими личностными расстройствами) имеет истерия.

Происхождение слова «истерия» весьма одиозно: в дословном переводе это значит «бешенство матки». В Древней Греции истерию считали характерным заболеванием женщин, вызванным «судорогами матки» и приводящим к неспособности зачать. Позже это состояние связали с сексуальной неудовлетворённостью.

В конце XIX века с подачи Зигмунда Фрейда диагноз «истерия» стал официальным и включил в себя самые разнообразные расстройства — от неврозов до синдрома множественной личности. Тот же Фрейд первым доказал, что страдать от истерии могут и мужчины.

В отличие от других психических расстройств, истерию тогда лечили весьма приятным способом. В XIX веке была распространена практика вагинального массажа, которая помогала многим пациенткам, что не удивительно: активный интерес женщин к сексу обществом тогда не одобрялся. Ручной массаж был делом довольно трудоёмким, и со временем его механизировали. В 1880 году доктор Джозеф Грэнвиль запатентовал первый электромеханический вибратор. Выглядел он монструозно, и использовать его можно было только в клинике под присмотром специалиста. Современного вида «портативные» вибраторы появились только в 1960-х. Оказалось, они не избавляют от экзистенциальных страданий — но вряд ли когда-то потеряют свою актуальность.

Читать еще:  Компрессы при мастопатии народные средства для комплексного лечения

С точки зрения психоанализа, причина истерии — слишком сильные, неприемлемые или травматичные сексуальные переживания в детстве, которые вытеснились в подсознание и вызвали аффект, влияющий на поведение больного.

И пограничное расстройство, и истерия проявляются в отношениях с другими людьми в виде агрессивной зависимости. Обоим нарушениям свойственны импульсивность, противоречивость поступков, чередование идеализации и обесценивания близкого человека. И то и другое вызывает рискованное поведение, в том числе в сексе.

Истерик испытывает постоянные сомнения в собственной сексуальности (Я женственна или мужественна? Я привлекательна или отвратительна? Я люблю или ненавижу?) и, чтобы доказать свою ценность, требует не обычной любви, а безграничной, полного поглощения своего объекта (нравлюсь — следовательно, существую). «Пограничник» же сомневается в своём существовании как таковом.

Пережитая травма воспринимается как угроза самому существованию человека, и её жертва будет всеми возможными, в том числе агрессивными, средствами бороться, чтобы доказать себе и другим, что она жива.

Писатели и режиссёры идут по стопам Зигмунда Фрейда, создавая образы сексуальных «истеричек». «Пограничная» героиня вполне соответствует излюбленному поэтами образу femme fatale: она то зовёт, то отталкивает, манипулирует и обманывает — и в конце концов обрекает свою жертву на гибель. Предельная эмоциональность и нелогичность (которую люди с фантазией принимают за загадочность) кажутся авторам весьма женственными.

Помню, в юности героиня «Дневников красной туфельки» (1992, фильм и сериал Залмана Кинга) оставила моих друзей в полном недоумении. Юна, красива, талантлива, на ней хочет жениться прекрасный мужчина, готовый нежно о ней заботиться, — чего ж ей не хватает? Зачем она устраивает эскападу со случайным парнем-строителем — и в танце несётся навстречу саморазрушению и смерти? Биография героини «Пианистки» Эрики (La Pianiste, 1983, по книге Эльфриды Елинек) прописана гораздо чётче. Деспотичная мать без всяких представлений о личных границах породила в ней ужас перед близкими отношениями и одновременно дикую агрессию, которую она выражает сначала через издевательства над учениками, затем над любовником и в конце концов — над собой.

Из недавних хитов характерный пример — героиня Кэрри Маллиган из «Стыда» (Shame, 2011). Здесь пограничное расстройство представлено без прикрас. Явная жертва насилия в детстве, Сисси бросается на шею первому встречному. Сюжет построен вокруг её нездоровых отношений с ещё более нездоровым братом. Она бесцеремонно вторгается в его жизнь и по-детски требует заботы о себе. Будучи отвергнутой, не видит выхода, кроме попытки самоубийства.

Найти известного мужчину-героя с симптомами ПРЛ сложнее. Бурно обсуждалась статья французских психиатров, которая утверждала, что герой «Звёздных войн» Энакин Скайуокер страдает пограничным расстройством.

Они нашли у киногероя такие характерные симптомы ПРЛ, как:
— неспособность контролировать негативные эмоции, в частности гнев;
— импульсивность поступков;
— смену идеализации учителей на обесценивание;
— страх одиночества, ради спасения от которого он готов был пожертвовать всем и в итоге перешел на тёмную сторону силы.

Противников у этой версии оказалось не меньше, чем сторонников.

Роковое влечение (1987)

Ядовитый плющ (1992)

Увлечение (1993)

Кабельщик (1996)

Прерванная жизнь (1999)

Одна (Германия, 2004)

Хлоя (2009)

В классической литературе журналисты и психологи приводят в пример «Грозовой перевал» Эмили Бронте — роман, который называют повествованием о детской травме. Именно насилие делает из Хитклиффа психопата, а из Кэтрин — истеричку.

«Я погибну… ведь никому на свете нет до меня дела», — восклицает она.

Среди русской классики чаще всего вспоминают героев Достоевского. Любопытно, что его образы «женственности» и «русскости» наделены многими симптомами ПРЛ.

Взять, к примеру, Дмитрия Карамазова («Братья Карамазовы»), человека «горячего сердца и необузданных страстей». Он лжёт, шантажирует, пьёт запоем, устраивает оргии и совершенно не контролирует свои гнев и жестокость. При этом, заброшенный отцом в детстве (отец… «забыл о нём совершенно»), тяжёло страдает от ощущения пустоты и одиночества.

Страстная и неуравновешенная Настасья Филипповна из «Идиота» своими метаниями буквально сводит с ума кроткого князя Мышкина, искренне желающего её спасти, и прямо перед свадьбой бросается в объятия своего убийцы. Придумать более яркую метафору страха близких отношений и ненависти к себе было бы сложно.

Очень много «пограничных» эмоций в стихах Марины Цветаевой. Сказать сейчас, страдала ли она сама каким-либо расстройством, конечно, невозможно. Но в своих произведениях она очень ярко описывает те же ощущения, что и опрошенные мной люди с ПРЛ.

«Ведь я не для жизни. У меня всё — пожар! — писала тридцатилетняя Цветаева литературному критику Александру Бахраху. — Я могу вести десять отношений (хороши «отношения»!), сразу и каждого, из глубочайшей глубины, уверять, что он — единственный. А малейшего поворота головы от себя — не терплю. Мне больно, понимаете? Я ободранный человек, а Вы все в броне. У всех вас: искусство, общественность, дружбы, развлечения, семья, долг, у меня, на глубину, ни-че-го. Всё спадает, как кожа, а под кожей — живое мясо или огонь: я — Психея. Я ни в одну форму не умещаюсь — даже в наипросторнейшую своих стихов! Не могу жить. Всё не как у людей. Что мне делать — с этим?! — в жизни».

Читать еще:  Острый венозный тромбоз стадии симптомы лечение

Возможно, если бы Марина обратилась, скажем, к психоаналитикам, её жизнь не закончилась бы так трагично. Но вряд ли она сочла бы их достойными доверия.

На русском языке, как и в случаях с большинством психических расстройств, книг немного. Есть несколько учебников для профессиональных психологов. Наверное, самый информативный — «Когнитивно-поведенческая терапия пограничного расстройства личности» Марши М. Лайнен. Автор не только смогла вылечиться сама, но и разработала новую систему терапии, которую применяет в собственной клинике.

Известные популярные книги, из которых можно узнать о симптомах, лечении ПРЛ и мироощущении людей с этим расстройством:

«Ненавижу тебя, не оставляй меня: как понять человека с пограничным расстройством» (I Hate You, Don’t Leave Me: Understanding the Borderline Personality, by Jerold J. Kreisman and Hal Straus) — один из первых полноценных гидов по ПРЛ. Включает раздел с рекомендациями для близких «пограничников». Обновлённая версия вышла в 2010 году.

Книга Сюзанны Кейсен «Прерванная жизнь» (ура, переведена на русский) основана на личном опыте автора, которая в юности два года провела в психбольнице после попытки самоубийства. По этой книге позже был снят фильм с юной Вайноной Райдер в главной роли.

«Вытащи меня отсюда: Моё выздоровление от пограничного расстройства» Рейчел Рейланд (Get Me Out of Here: My Recovery from Borderline Personality Disorder, by Rachel Reiland) — рассказ о болезни от первого лица.

В книге «Потерянные в зеркалах»: взгляд изнутри на пограничное расстройство», Ричарда Московитца (Lost in the Mirror: An Inside Look at Borderline Personality Disorder, by Richard Moskovitz) врач рассказывает об историях болезни и лечения своих пациентов понятным для неспециалиста языком.

В издательстве АСТ вышла книга блогера Ксении Иваненко под названием «Психические расстройства и головы, которые в них обитают» — первая российская книга о жизни с пограничным расстройством. Ксения прошла лечение в больнице, старательно соблюдает рекомендации врача и надеется полностью выздороветь.

Ксения разрешила опубликовать отрывок из своей книги.

Пограничное расстройство личности, селфхарм или игра на скрипке

С того времени как мне исполнилось тринадцать лет, в хаотичном круговороте моих взаимоотношений с людьми одни персонажи сменялись другими, претерпевая умопомрачительные метаморфозы: люди, которые мне представлялись ангелами, вмиг представали исчадиями ада, добродетельные и достопочтенные мужи и жёны превращались в отпетых злодеев. Близкие люди из последних сил держали меня, висящую над пропастью, а мне казалось, что они подталкивают меня к роковому шагу. Срывы в отношениях приводили к тревоге, стыду, самоуничижению, депрессии и вовлечению в саморазрушительное поведение.

Можно было подумать, что в меня вселялся демон. Только в 24 года я узнала имя этого демона — пограничное расстройство личности. ПРЛ.

Мне было необходимо психологическое слияние и стирание всех границ в отношениях. Ты — мой, я — твоя. Мы — одно целое. Когда близкий человек уходил, я чувствовала, что пропадаю. Когда ушёл Савва, мне показалось, что я нахожусь под угрозой исчезновения. С помощью отношений я стабилизировала структуру собственного «я». Я не мыслила себя отдельно — только через призму другого человека. В то же время в отношениях я становилась очень уязвима, потому что, когда Савва проявлял самостоятельность и занимался собственными делами, мне казалось, что он предаёт саму идею «нас». Он не имел права делать что-то для себя, увлекаться чем-то своим, думать что-то своё, иметь своё мнение, отличное от моего. Мы должны были дышать вместе, дуэтом совершая каждый вдох и выдох.

До больницы я засовывала свою голову в удавку и мечтала, чтобы часть меня умерла. Я не понимала, как нам дышать врозь. Я хотела жить. Я мечтала умереть. Я точила нож и была уверена, что в самоубийственном акте все болезненные элементы меня будут уничтожены навсегда, а я смогу существовать независимо от порезанного тела, которое в совершенстве умело впитывать боль.

Даже в самые счастливые моменты наших отношений центральными мотивами моего существования выступала тема разлуки, оставленности, утраты. Я не могла позволить себе наслаждаться гармонией, я чувствовала, что рано или поздно всё это закончится, и спешила закончить это первой. Я сама разрывала отношения с Саввой, больше всего на свете желая быть с ним, до седых волос боясь остаться без него. Я выкидывала его вещи в окно, а наутро стояла на коленях и молила никогда от меня не уходить. Я обнимала Савву всем телом, заливала его кофту слезами и твердила, что люблю. Отрывалась от него и видела, как распух его нос, потому что вчера я его сломала. Я готовила ему ужин, а потом резала себе ноги, чтобы они никогда не ушли от Саввы. Я запрещала останавливать мне кровь и со всей силой била его по лицу. Он меня не слушал, терпел побои и пытался меня остановить. Тогда я начинала наносить удары кулаками по собственному лицу и биться головой об стену. Савва застывал в немом ужасе, оцепенев и не зная, что хуже: если я истеку кровью или если получу сотрясение мозга. Я делала новые разрезы на себе, не могла ими удовлетвориться и растягивала края раны. Кожа трескалась, обнажая красное мясо.
— Мне больно быть с тобой, мне невыносимо без тебя, — иногда я пыталась объяснить, что со мной происходит, — дай мне умереть. Позволь мне больше не чувствовать эту боль. Мне нельзя быть с тобой. Ты слишком хороший, живи без меня.

Читать еще:  Препараты при болезнях суставов Сравниваем и выбираем

На улице я выбегала на трассу и бросалась под машину. Савва бежал за мной, выставив руку, говоря «стоп!» несущемуся транспорту, пока я лежала на асфальте, не в силах встать после удара. Он доносил меня до тротуара, а я твердила, что больше не смогу быть с ним.

Я засыпáла дóма вся в крови, наутро мы ехали в травмпункт, а потом Савва собирал свои вещи и говорил, что больше не может это терпеть. Я клялась, что это был временный приступ, что я всё это не всерьёз, что у меня другие мысли сейчас. Савва оставался. А потом всё повторялось.

Есть много способов причинить себе вред. Я сама в моменты отчаяния валялась по полу и откусывала маленькие кусочки кожи со своих коленок. Не так важно, какой способ самоистязания ты выбираешь, важно осознать, что это не выход. Как только в вашей голове возникают мысли повредить себя, расскажите об этом близкому человеку, обратитесь за помощью к психиатру или психотерапевту. Говорить о своих проблемах — это нормально. А вот причинять себе вред — не очень.

Кто подвержен расстройству?

Расстройство чаще всего встречается у лиц, подвергнувшихся в детстве сексуальному насилию. Ребенок диссоциируется от этой психической травмы через создание некой личности и таким образом вытесняет из памяти травматичные события. Кроме этого, на пациента могло повлиять и другое насилие: катастрофы, военные действия.

Второй фактор возникновения расстройства — отсутствие поддержки со стороны близких, прежде всего родителей, когда ребенок один на один остается с этими проблемами.

Также на развитие множественной личности влияет способность диссоциироваться, т.е. отделяться от себя. Когда пациент наблюдает за собой со стороны, он не испытывает эмоций, как бы ограждается от такого поведения. Это расстройство. Каким-либо другим способом взрастить в себе новую — вторую, третью — личность невозможно. Пытаться делать можно все что угодно, но сознательно довести себя до расщепления нельзя.

В фильме не показывают, как произошла диссоциация у Кевина. Но можно сделать косвенное предположение о насилии в детстве: в результате он «оберегает» личность маленького мальчика.

Синдром бредового паразитоза

Синдром Экбома (известный также как синдром бредового паразитоза) получил свое название в честь шведского невролога, описавшего его в 1937 году. В специальной литературе встречается под ошибочными обозначениями «зоофобия», «паразитофобия», «акарофобия», также может именоваться «дерматозойным бредом». Не нужно путать его с болезнью Виллизия-Экбома в неврологии (синдром беспокойных ног).

Человек с этим расстройством убежден в том, что он заражен мелкими макроскопическими кожными паразитами — червями, насекомыми, членистоногими. Также возможны зрительные галлюцинации, ложные воспоминания. Больные дают подробный отчет о своем «заболевании», демонстрируя участки «пораженной» кожи.

Люди, страдающие дерматозойным бредом, уверены, что всё их тело кишит живыми организмами, насекомыми и разными тварями. Это расстройство встречается у 30–60 % пациентов дерматологических стационаров.

Синдром Экбома показан в комедийном фильме ужасов «Слизняк». Одного из героев инфицирует мерзкая инопланетная тварь и готовит биологическое вторжение. Потом паразиты заползают в тела других землян и поселяются в них, превращая людей в зомби. Целое направление хоррор-культуры, посвященное инопланетному «другому», кажется, вдохновлено именно этим расстройством.

Как лечить диссоциативное расстройство

Первый шаг — это обязательное обращение за помощью к психотерапевту. Когда врач убедится в том, что человек страдает раздвоением личности, главной его задачей станет собрать все отдельные альтертипы в одну основную личность.

Хорошие результаты дает терапия, которая выявляет травму, ставшую причиной расщепления. Врач помогает пациенту преодолеть ее и наладить бесконфликтный контакт со всеми вторичными личностями.

Лечение медикаментозными препаратами снимает тревожность, а также является хорошим подспорьем в борьбе с депрессией и другими симптомами. Вылечить больного от диссоциативного расстройства медикаментозным лечением невозможно, поскольку таких препаратов не существует.

Так как главной причиной синдрома множественной личности выступает физическое или психологическое насилие, необходимо вовремя обратиться к психотерапевту. Если взрослый или ребенок пережил серьезную психологическую травму, психотерапия является единственным способом лечения данного заболевания.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector