Arsenal-l.ru

Я и Мама
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Аритмия у детей

Аритмия у детей

Основными проявлениями аритмий в младенчестве могут быть:

  • Отказ от еды или вялое сосание груди и бутылочки, плохая прибавка в весе.
  • Плохой сон, частые пробуждения, плач по ночам.
  • Одышка.
  • Периодическое побледнение или посинение кожи.
  • Приступы беспричинного беспокойства ребенка.

Простыми словами аритмия — это нарушение сердечной деятельности, которое характеризуется изменением частоты регулярности и ритмичности сердечных сокращений.

Признаки аритмии у детей

Аритмия может протекать без каких-либо заметных симптомов и выявится, например, в ходе профилактического осмотра.

Основные симптомы аритмии у детей, которые должны насторожить родителей:

  • появление одышки (не только после физ. нагрузки, но и в состоянии покоя);
  • бледность кожи;
  • беспокойство, напряженность, чрезмерная возбудимость;
  • снижение веса на фоне ухудшения аппетита или плохой набор у новорожденных детей;
  • быстрая утомляемость, апатичное состояние;
  • нарушение сна;
  • жалобы на головную боль;
  • обмороки.

У 40% детей нарушение выявляется случайным образом, в ходе проведении планового осмотра ребенка. Поэтому ни в коем случае не стоит пренебрегать тем, чтобы сделать узи сердца в Минске при первых симптомах заболевания у детей.

Причинами аритмии в детском возрасте выступают:

  • пороки сердца. Они обусловлены патологиями внутриутробного развития, инфекцией, перенесенной беременной, курением, алкоголизмом и т.д.;
  • операции на сердечной мышце;
  • осложнения от инфекционных заболеваний: ангина, сепсис, дифтерия, бронхит и пневмония;
  • опухолевые болезни сердечной мышцы;
  • заболевания, которые поражают сердце: миокардит, перикардит, кардиомиопатия, ревматизм и васкулит;
  • проведение ангиографии и зондирование полости сердца.

В зоне риска находятся, в первую очередь, недоношенные дети, сложная беременность, гипоксия и т.п.

Диагностика и профилактика

При детской аритмии у детей отмечается замедление или учащение сердечного ритма по сравнению с возрастной нормой, слабый пульс либо его неритмичность. Для определения нарушения необходимо учитывать возрастные нормы. У новорожденных ЧСС составляет 140 уд. в мин.; в 1 год — 120 уд. в мин.; в 5 лет – 100 уд. в мин., в 10 лет – 90 уд. в мин.; подростки имеют ЧСС — 60-80 уд. в мин.

Для постановки диагноза назначается электрокардиографическое обследование (его делают, когда ребенок стоит, лежит либо через некоторое время после легкой физической активности). Часто врачи назначают ЭхоКГ, рентгенографию шейного отдела позвоночника и консультацию детского невролога.

Профилактика развития аритмии у детей осуществляется путем регулярных посещений врача-кардиолога с целью обследования.

Что значит тахикардия у ребенка?

Детские кардиологи считают заболеванием, когда число ударов сердца в минуту превышает норму на 20-30.

На заметку! В синусовом узле в правом предсердии зарождается импульс, который распространяется на предсердия и заставляет их сокращаться. Импульс на короткое время задерживается в атриовентрикулярном узле между желудочками и предсердиями и передается на желудочки, вызывая их сокращение. Синусовый узел самостоятельно создает импульсы внутри себя с определенной частотой. Это называется «синусовый ритм».

Тахикардия – это не самостоятельное заболевание, а признак какой-то другой патологии. Однако бывает физиологическая тахикардия, которая возникает при физической нагрузке, эмоциональном возбуждении, во время еды, при подъеме температуры тела. Это состояние совершенно неопасно и не угрожает жизни ребенка. Тахикардия может возникать даже у новорожденного ребенка, если он смеется, старается совершать новые для него движения и др.

НАРУШЕНИЯ РИТМА СЕРДЦА У НОВОРОЖДЕННЫХ И ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА: ХАРАКТЕР ТЕЧЕНИЯ И ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ АРИТМИЙ

  • Аннотация
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Cited By

Аннотация

Течение, прогноз и механизмы отдельных форм нарушений сердечного ритма у детей отличаются от таковых у взрослых. Особенно это положение касается новорожденных и детей раннего возраста, проводящая система которых отличается функциональной и морфологической незрелостью. В связи с этим представляет интерес оценка естественного течения нарушений ритма сердца, возникших в перинатальный период, определение факторов риска развития аритмий у новорожденных и детей раннего возраста. В исследовании приняли участие 88 новорожденных. Пациентов включали в исследование методом сплошной выборки. Выполнялась оценка факторов риска, возникающих в перинатальном периоде и потенциально влияющих на развитие нарушений ритма сердца. Проводились сбор биологического, гинекологического, акушерского анамнеза, данных течения беременности и родов, раннего и позднего неонатального периода, грудного возраста, эхокардиография, нейросонография, суточное мониторирование ЭКГ с определением вариабельности ритма сердца. Наибольший удельный вес в структуре идиопатических аритмий у детей раннего возраста имели экстрасистолии – 32,4%. При естественном течении на 6-м мес жизни нарушения ритма сердца сохраняются лишь у 5,4% детей. Персистенция аритмии в течение 1 года отмечена только для синдрома феномена Вольфа–Паркинсона–Уайта. Нарушения ритма сердца достоверно чаще отмечаются у детей от матерей, перенесших в течение беременности острое респираторное заболевание, рожденных от первой беременности, имевших в раннем неонатальном периоде признаки синдромов поражения центральной нервной системы (угнетения, внутричерепной гипертензии, судорожный). Значительный вклад в возникновение и персистирование всех видов аритмий вносят нарушения вегетативной регуляции деятельности сердца и особенности гемодинамики малого круга кровообращения. В целом, прогноз нарушений ритма сердца, возникших в перинатальном периоде, в отсутствие органических и структурных изменений миокарда, является благоприятным. Исключение могут составлять врожденная атриовентрикулярная блокада и некоторые виды суправентрикулярной тахикардии, не поддающиеся консервативной терапии.

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1. Hoogaars W.M.H., Tessari A., Moorman A.F.M., de Boer P.A.J., Hagoort J., Soufan A.T., Campione M., Christoffels V.M. The transcriptional respressor Tbx3 delineates the developing central conduction system of the heart // Cardiovasc Res. 2004. V. 62. P. 489–499.

2. Rentschler S., Vaidya D.M., Tamaddon H., Degenhardt K., Sassoon D., Gregory E. Morley G.E., Jalife J., Fishman G.I. Visualization and functional characterization of the developing murine cardiac conduction system // Development. 2001. V. 128. P. 1785–1792.

3. Jongbloed M.R.M, Schalij M.J., Poelmann R.E., Blom N.A., Fekkes M.L., Wang Z., Fishman G.I., Gittenberger-de Groot A.C. Embryonic conduction tissue: a spatial correlation with adult arrhythmogenic areas? Transgenic CCS/lacZ expression in the cardiac conduction system of murine embryos // J. Cardiovasc. Electrophysiol. 2004. V. 15. P. 349–355.

4. Morgan D.R., Hanratty C.G., Dixon L.J., Trimble M., O’Keeffe D.B. Anomalies of cardiac venous drainage associated with abnormalities of cardiac conduction system // Europace. 2002. V. 4. P. 281–287.

5. Школьникова М.А., Кравцова Л.А. Физиология и патология сердечно-сосудистой системы у детей первого года жизни. М.: Медпрактика, 2002. 160 с.

Читать еще:  Во что одевать новорожденного зимой дома и на прогулку?

6. Боровиков В.П., Боровиков И.П. Статистический анализ и обработка данных в среде Windows. М.: Информ.-изд. дом «Филинъ», 1997. 608 с.

7. Лакин Г.Ф. Биометрия: учебник для вузов. М.: Высшая школа, 1980. 293 с.

8. Harris M., Taylor G. Medical statistics made easy. London: Taylor and Francis, 2006. 114 p.

9. Park M.K. Pediatric Cardiology for Practitioners. 5th ed. Mosby: Inc., an affiliate of Elsevier Inc., 2008. 680р.

10. Абрамченко В.В. Клиническая перинатология. СПб., 1996. 240с.

11. La Rovere M.T., Pinna G.D., Maestri R., Mortara A., Capomolla S., Febo O., Ferrari R., Franchini M., Gnemmi M., Opasich C., Riccardi P.G., Traversi E., Cobelli F. ShortTerm Heart Rate Variability Strongly Predicts Sudden Cardiac Death in Chronic Heart Failure Patients // Circulation. 2003. V. 107. P. 565–570.

12. American College of Cardiology. Cardiovascular Technology Assesment Committee. Heart Rate Variability for Risk Stratification of Life-Treatening Arrhythmias // J. Am. Coll. Cardiol. 1993. V. 22. P. 948–950.

13. Школьникова М.А. Жизнеугрожающие аритмии у детей. М., 1999. С. 230

14. Svintsova L.I., Popov S.V., Kovalev I.A. Radiofrequency Ablation of Drug-Refractory Arrhythmias in Small Children Younger Than 1 Year of Age: Single-Center Experience // Pediatric Cardiology. 2013. V. 34, № 1. Doi 10.1007/s00246013-0643-2.

Для цитирования:

Ковалёв И.А., Усенков С.Ю., Свинцова Л.И. НАРУШЕНИЯ РИТМА СЕРДЦА У НОВОРОЖДЕННЫХ И ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА: ХАРАКТЕР ТЕЧЕНИЯ И ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ АРИТМИЙ. Бюллетень сибирской медицины. 2013;12(6):31-37. https://doi.org/10.20538/1682-0363-2013-6-31-37

For citation:

Kovalyov I.A., Usenkov S.Yu., Svintsova L.I. HEART RHYTHM DISORDERS IN NEW-BORNS AND INFANTS: CLINICAL COURSE AND PERINATAL RISK FACTORS OF ARRHYTHMIAS APPEARANCE. Bulletin of Siberian Medicine. 2013;12(6):31-37. (In Russ.) https://doi.org/10.20538/1682-0363-2013-6-31-37


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Диагностика аритмии

Для постановки точного диагноза необходима консультация детского аритмолога или детского кардиолога. Первичный осмотр специалиста включает:

  • Изучение истории болезни.
  • Проведение полного осмотра (пальпация, перкуссия, аускультация).

При подозрении на аритмию врач направит ребенка на инструментальную диагностику:

  • Электрокардиография – универсальный метод позволяющий оценить работу сердца в конкретный временной период.
  • Суточное холтеровское мониторирование. Более точный метод по сравнению с обычной электрокардиографией, так как фиксирует работу сердца в течении продолжительного времени (суток), включая сон, физические нагрузки, различные периоды активности и т.д.
  • Нагрузочные тесты. Это анализ сердечной активности при физических нагрузках различной интенсивности.

Применение этого метода возможно только с детьми старшего возраста.

После постановки диагноза аритмолог или детский кардиолог может назначить обследования, нацеленные на выявление причин заболевания:

  • ЭхоКГ (эхокардиография или УЗИ сердца). Позволяет выявить органические причины заболевания, например, пороки сердца, опухоли и т.д.
  • Рентгенография. Данный метод нацелен на выявление экстракардиальных причин появлении аритмии, например, патологии позвоночника, крупных сосудов.
  • ЭЭГ. Электроэнцефалография показана в случаях подозрения на связь аритмии с заболеваниями головного мозга.

Клиника для детей и подростков «СМ-Доктор» оснащена только современным диагностическим оборудованием, что позволяет нашим специалистам поставить точный диагноз и назначить своевременное лечение заболевания.

Лечение

Верапамил или дилтиазем при тахикардии с узкими комплексами

При частых рецидивах – аблация

Многие эпизоды тахикардии купируются спонтанно до начала лечения.

Многие пациенты применяют данные пробы самостоятельно. Ваготонические приемы (такие как проба Вальсальвы, односторонний массаж каротидного синуса, погружение лица в холодную воду, питье ледяной воды) используемые в самом раннем периоде могут купировать тахиаритмии.

Блокада АВ узла применяется, если ваготонические приемы неэффективны и комплекс QRS узкий (с признаками ортодромного проведения); блокада проведения через АВ узел на 1 комплекс прерывает цикл риентри. Аденозин является препаратом первой линии терапии. Доза 6 мг вводится быстро, внутривенно болюсно (от 0,05–0,1 мг/кг у детей), затем болюсно 20 мл физиологического раствора. Если эта доза неэффективна, то вводится 2 последовательных дозы по 12 мг каждые 5 минут Иногда аденозин приводит к короткой (2–3 секунды) остановке сердца, которая может причинить дикомфорт пациенту (и врачу). В качестве альтернативы возможно внутривенное введение верапамила в дозе 5 мг или дилтиазема 0,25–0,35 мг/кг.

При ритмичных тахикардиях с широкими QRS, когда известно, что это антидромная реципрокная тахикардия, без вовлечения двух дополнительных проводящих путей (которые должны быть выявлены анамнестически; не могут быть дифференцированы сразу неотложно), препараты, замедляющие АВ-проведение, также могут быть эффективными. Однако если механизм тахикардии неизвестен и нельзя исключить желудочковую тахикардию, то препараты, замедляющие АВ-проведение, не должны применяться, т. к. могут ухудшать течение желудочковых тахикардий. В таких случаях (или в тех, когда лекарственная терапия неэффективна) возможно внутривенное введение прокаинамида или амиодарона. Также эффективно применение синхронизированной электрокардиоверсии 50 Дж (0,5–2 Дж/кг для детей), что является быстрым, эффективным и предпочтительным методом, взамен токсичным лекарственным препаратам.

Когда эпизоды АВ-узловой реципрокной тахикардии (АВУРТ) возникают часто или являются высокосимптомными, то применяют длительную антиаритмическую терапию или проводят катетерную абляцию. Как правило, рекомендуется выполнение абляции, но если она недопустима, то с целью профилактики обычно назначается дигоксин, и, по мере необходимости, переходят на терапию бета-блокаторами, недигидропиридиновыми блокаторами кальциевых каналов или используют сочетание этих препаратов, а затем антиаритмические препараты класса Ia, Ic или III (см. таблицу Антиаритмические препараты). Тем не менее, постювенильные пациенты с выявленным синдромом Вольфа-Паркинсона-Уайта (у которых фибрилляция предсердий становится более вероятной) не должны получать дигоксин или недигидропиридиновые блокаторы кальциевых каналов в качестве монотерапии (см. также Фибрилляция предсердий и синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта [WPW-синдром]).

Авторы: Безкаравайный Б.А., Соловьева Г.А., Луганский государственный медицинский университет, кафедра педиатрии с детскими инфекциями и детской хирургии; Репина Г.И., Максименко Ю.В., Луганский городской родильный дом

Версия для печати

В статье приведены результаты суточного мониторирования ЭКГ 32 недоношенных новорожденных с перинатальным поражением центральной нервной системы. Установлено наличие у них электрической нестабильности миокарда, проявляющейся номотопными и гетеротопными нарушениями ритма сердца и проводимости, которые требуют дальнейшего наблюдения.

Недоношенный новорожденный, мониторирование ЭКГ, поражения ЦНС.

Проблема выхаживания недоношенных детей в настоящее время приобретает все большую актуальность. Постнатальное преобразование жизненно важных систем у недоношенных детей по сравнению с доношенными имеет существенные отличия, причем не только в длительности процесса адаптации, но и в самих механизмах этого процесса [2]. Неблагоприятные условия внутриутробного развития, постнатальные повреждения, в том числе и перинатальное поражение центральной нервной системы, как правило, нарушают процессы становления механизмов регуляции сердечно-сосудистой системы. Постгипоксическое поражение миокарда, по данным разных авторов, встречается у 15–50 % новорожденных с клиническими проявлениями церебральной ишемии [1, 3]. Интерес к изучению постгипоксической ишемии миокарда у новорожденного обусловлен тем, что в неонатальном периоде ранняя диагностика и своевременное лечение способны предотвратить отдаленные неблагоприятные последствия имеющихся нарушений. Гипоксическое повреждение клеток проводящей системы сердца может служить причиной нарушений сердечного ритма. В их происхождении ведущим звеном является внутриутробная и интранатальная гипоксия. Сочетанная гипоксия приводит к комбинированию различных видов аритмий. Важную роль в формировании нарушений сердечного ритма играют и нарушения вегетативной регуляции.

Читать еще:  Лечение желтухи у новорожденных в домашних условиях

Цель работы: раннее выявление дизритмий у недоношенных новорожденных, перенесших перинатальную гипоксию.

Материал и методы исследования

Обследовано 32 новорожденных с перинатальным поражением центральной нервной системы (ЦНС), которые находились на лечении в отделении для недоношенных детей неонатального центра г. Луганска. Гестационный возраст больных составил от 28 до 36 недель. Из них: 28 недель — 4 детей, 29–31 неделя — 10 детей, 32–34 недели — 13 детей, 35–36 недель — 5 детей. Масса тела при рождении колебалась от 800 до 2800 граммов , 5 детей родились с массой тела более 2500 г , низкая масса тела (менее 2500 г ) была у 17 новорожденных, очень низкую (менее 1500 г ) имели 6 младенцев, экстремально низкую массу тела при рождении — 4 детей. Из всех новорожденных мальчиков было 22, девочек — 10. Среди обследованных две дихориальные разнополые двойни. У большинства матерей новорожденных беременность протекала на фоне соматической патологии и имела осложненное течение. Из патологических состояний, способствующих хронической гипоксии плода, наиболее часто у женщин встречались: угроза прерывания беременности на различных сроках — 51 % случаев, гестозы — 25 %, анемия второй половины беременности — 42 %, ОРВИ в середине или конце беременности — 19 %. Никотиновая зависимость выявлена у 22 % матерей. Восемь детей родились путем операции кесарева сечения. Критерием отбора служило отсутствие у детей врожденных пороков развития, исключались также дети, которые на момент проведения холтеровского мониторирования ЭКГ страдали инфекционными заболеваниями в острой стадии, а также с наличием множественных артефактов записи длительного мониторирования ЭКГ.

Дети были разделены на две группы. В первую группу были включены 18 новорожденных от матерей с перинатальным риском по хронической внутриутробной гипоксии плода и с наличием гипоксически-ишемического поражения ЦНС либо неонатальной энцефалопатии. Вторую группу составили 14 недоношенных детей с гипоксически-геморрагическим поражением ЦНС, из которых у 10 детей имело место одностороннее внутрижелудочковое кровоизлияние І–ІІ степени, а у 3 детей — двустороннее внутрижелудочковое кровоизлияние І–ІІ степени и у 1 ребенка — двустороннее внутрижелудочковое кровоизлияние І–ІІ степени слева и ІІІ–ІV степени справа. При обследовании новорожденнных использовались клинико-анамнестический и инструментальные методы диагностики (стандартная электрокардиография в 12 общепринятых отведениях, нейросонография, допплерэхокардиография). Для изучения нарушений ритма сердца, а также эпизодов ишемии миокарда применялось суточное мониторирование по Холтеру, которое проводили на аппаратно-программном комплексе «Кардиотехника 04–8 М» (ЗАО «Инкарт», г. Санкт-Петербург, Россия). Регистрировали 3 канала ЭКГ с системой отведений V4M, Y, V6M, а также канал реопневмограммы в одном отведении. Длительность записи 20 ч 55 мин ± 3 ч 51 мин. Расшифровка осуществлялась автоматически с помощью компьютерного анализа, под визуальным контролем. Во время проведения холтеровского мониторирования каждая мать вела дневник наблюдения, где фиксировались время сна, кормления, туалета, выраженного беспокойства, медицинских манипуляций (инъекции, введение назогастрального зонда), осмотр врачом. Проводилось 4-кратное измерение температуры тела ребенка. Статистическая обработка полученных данных проводилась с помощью программного обеспечения КТ Result 2.

Анализ данных клинического состояния при рождении с учетом оценки по шкале Апгар показал, что среди детей первой группы 6 младенцев родилось без признаков асфиксии с оценкой по шкале Апгар 7–8 баллов, а 12 — с умеренной асфиксией (4–6 баллов по шкале Апгар). У всех детей из второй группы при рождении диагностирована асфиксия: 2 ребенка — тяжелая асфиксия при рождении (менее 4 баллов по шкале Апгар) и у 12 новорожденных — умеренная (4–6 баллов по шкале Апгар). У 14 младенцев при рождении общее состояние оценено как тяжелое, у 13 детей — состояние средней тяжести. В удовлетворительном состоянии родились 5 детей, все в сроке гестации 35–36 недель. Тяжесть состояния при рождении была обратно пропорциональна степени зрелости при рождении. В невростатусе у детей обеих групп преобладал синдром церебральной депрессии, мышечная гипотония, гипорефлексия.

Изучение состояния сердечно-сосудистой системы вы­явило клинические симптомы, которые были неспецифичны и проявлялись бледностью кожных покровов с «мраморным» рисунком, периоральным и акроцианозом при физической нагрузке. Смещения границ относительной сердечной тупости у обследованных детей обеих групп не было. У новорожденных отмечалась тахи- и брадикардия, ослабление тонов сердца, неинтенсивный систолический шум на верхушке. Признаков недостаточности кровообращения у детей обеих групп выявлено не было. По данным допплер­эхокардиографии, у обследованных детей была обнаружена малая аномалия развития сердца — открытое овальное окно у 25 % новорожденных І группы и у 64,28 % детей ІІ группы.

Из ЭКГ-феноменов, зарегистрированных на стандартной ЭКГ, у обследованных новорожденных наблюдались: синусовая тахиаритмия, синусовая брадиаритмия, замедление атриовентрикулярной проводимости, неполная блокада правой ножки пучка Гиса, удлинение интервала QT, нарушения процессов реполяризации (изменения зубца Т и сегмента ST) (табл. 1). Нарушения реполяризации имели разнонаправленный характер и отличались полиморфизмом. По данным фрагментарной ЭКГ, ишемические изменения были более выражены у детей ІІ группы. Инверсия зубца Т в грудных отведениях встречалась в 62,5 % по сравнению с І группой, где данные изменения выявлены лишь в 25 %. Депрессия сегмента ST в грудных отведениях отмечалась в 7,14 % во ІІ группе, у новорожденных І группы она отсутствовала. Снижение амплитуды зубцов Т отмечалось в 37,5 % в І группе и в 56,25 % во ІІ группе. У новорожденных ІІ группы в 2 раза чаще наблюдалось увеличение времени реполяризации желудочков, проявлявшееся транзиторным удлинением интервала QT, по сравнению с детьми І группы.

Читать еще:  Детальная классификация пороков сердца врожденные и приобретенные заболевания

Для более углубленного изучения сердечного ритма у обследованных новорожденных детей проводили суточное мониторирование ЭКГ, так как продолжительность наблюдения при холтеровском мониторировании почти в 1500 раз больше, чем при регистрации фрагментарной ЭКГ, в связи с чем вероятность выявления патологических изменений возрастает в 4000 раз. Проведенный сравнительный анализ результатов стандартной ЭКГ и 24-часового мониторирования по Холтеру выявил существенные преимущества последнего. Так, активные гетеротопные нарушения образования импульса зарегистрированы только при холтеровском мониторировании. Среди гетеротопных нарушений ритма сердца наиболее часто регистрировались суправентрикулярные экстрасистолы — у 72,22 % детей І группы и у 64,28 % новорожденных ІІ группы, с дневным типом распределения в обеих группах. Желудочковые экстрасистолы более чем в 2 раза чаще встречались у новорожденных с гипоксически-ишемическим поражением ЦНС (50 %) в сравнении с детьми, имеющими гипоксически-геморрагическое поражение ЦНС (21,42 %), причем только у младенцев І группы регистрировались парные желудочковые экстрасистолы. Номотопные нарушения образования импульса (синусовая тахикардия, синусовая брадикардия, миграция суправентрикулярного водителя ритма) чаще выявлены у детей ІІ группы — 7 младенцев (50 %) в сравнении с новорожденными І группы — у 5 детей (27,78 %) (табл. 2).

Нарушения проводимости, выявленные во время 24-часовой регистрации ЭКГ: синоатриальная блокада ІІ степени обнаружена лишь у 2 новорожденных детей из І группы, а синоатриальная блокада ІІІ степени в 3 раза чаще отмечена у детей І группы, в то время как на стандартной ЭКГ данный вид нарушения ритма не выявлен ни у одного из обследованных (табл. 3). По данным фрагментарной ЭКГ, у 16,7 % детей І группы и 14,28 % детей ІІ группы обнаружено замедление АВ-проводимости, в то время как холтеровское мониторирование позволило не только выявить наличие АВ-блокады, но и определить ее продолжительность. Так, атриовентрикулярная блокада І степени встречалась у 61,11 % детей І группы и у 35,71 % новорожденных ІІ группы, причем максимальная продолжительность отмечена у новорожденных І группы (16 ч 32 мин).

Интервал QТ — один из наиболее значимых параметров ЭКГ. Удлинение интервала QТ любого генеза является независимым фактором риска развития желудочковых тахи­аритмий и внезапной сердечной смерти. QТc (корригированный) — величина, не зависящая от уровня ЧСС. По данным Л.М. Макарова (2006), максимальная продолжительность интервала QТ у детей первого года жизни составляет 400 мс. Анализ длительности интервала QТc у обследованных новорожденных показал, что максимальные значения QТc за время наблюдения регистрировались во время сна как у детей І группы, так и у новорожденных ІІ группы (438,55 ± 71,27 мс и 455,88 ± 50,18 мс соответственно).

Ранний неонатальный период у недоношенных новорожденных характеризуется особым напряжением гомеостатических механизмов. Чем короче срок гестации, тем более несовершенна система гомеостаза, незрелы кислородтранспортные и другие жизнеобеспечивающие системы. Это приводит к снижению функционального резерва органов и систем, в том числе и миокарда, который наряду с ЦНС является одним из самых чувствительных органов, страдающих от дефицита кислорода. Кроме того, нарушения ритма сердца сопровождаются возрастанием потребления кислорода миокардом, что создает условия для усиления ишемии, которая проявляется на ЭКГ изменениями сегмента ST. Ишемические изменения при холтеровском мониторировании выявлены у 12,5 % новорожденных І группы и у 25 % новорожденных ІІ группы. Они проявлялись эпизодами значимой депрессии сегмента ST в периоды бодрствования и при физической нагрузке (во время кормления, после периода выраженного беспокойства) при средней для обследуемых частоте сердечных сокращений. В качестве примера приводим фрагмент ЭКГ-мониторирования по Холтеру ребенка В., гестационный возраст 28 недель (рис. 1).

Ребенок В., 21 сутки жизни, масса тела при рождении 960 г (гестационный возраст 28 недель). Ребенок от II беременности, протекавшей с угрозой прерывания в 7, 12 недель, угрозой преждевременных родов с 27 недель, на фоне хронического аднексита, кольпита, гиперплазии плаценты, маловодия. Роды первые преждевременные, длительный безводный промежуток (84 часа). Диагноз: гипоксически-ишемическое поражение ЦНС, нетравматическое ВЖК ІІ степени слева. На рис. 1 зарегистрирован фрагмент ЭКГ с эпизодом депрессии сегмента ST в мониторном отведении Y более 200 мкВ при ЧСС 171 в минуту на фоне физической нагрузки (во время кормления).

Выводы

1. Холтеровское мониторирование в сравнении со стандартной ЭКГ позволяет не только выявить у новорож­ден­ных с перинатальным поражением ЦНС, перенесших перинатальную гипоксию, наличие различных ЭКГ-феноменов, но и определить количественные характеристики аритмии, ее циркадный тип, постоянство нарушения ритма в течение суток, связь с различными нагрузками.

2. В структуре всех вариантов дизритмий преобладали гетеротопные нарушения ритма сердца. Наиболее часто регистрировались суправентрикулярные экстрасистолы с дневным типом распределения. Желудочковые экстрасистолы чаще встречались у новорожденных с наличием гипоксически-ишемического поражения ЦНС в сравнении с детьми, имеющими гипоксически-геморрагическое поражение ЦНС, что свидетельствует об электрической нестабильности миокарда.

3. Нарушения проводимости импульса (синоаурикулярная блокада ІІ степени, атриовентрикулярная блокада І степени) чаще встречались у детей І группы, что связано с гипоксическим повреждением клеток проводящей системы сердца, в то время как у детей II группы в основе нарушения сердечного ритма лежит гипоксически-геморрагическое поражение ЦНС с локализацией ишемического и геморрагического процесса в перивентрикулярной зоне, что предопределяет повреждение высших вегетативных зон в области гипоталамуса.

Перспективы дальнейших исследований

Адаптация недоношенных новорожденных к вне­утробному существованию крайне сложна и требует тщательного контроля за всеми жизнеобеспечивающими системами, в том числе и сердечно-сосудистой системой. Исходя из позиций доказательной медицины, суточное мониторирование ЭКГ по Холтеру открывает большие перспективы в диагностике нарушений сердечного ритма и проводимости у недоношенных новорожденных, позволяет прогнозировать риск их развития и контролировать лечение, а также является наиболее информативным методом обследования сердечно-сосудистой системы новорожденных.

1. Гнусаев С.Ф., Шибаев А.Н. Диагностическое значение холтеровского мониторирования в выявлении нарушений сердечного ритма и вегетативной дизрегуляции у новорожденных детей, перенесших перинатальную гипоксию // Вестник аритмологии. — 2006. — № 43. — С. 48-52.
2. Знаменская Т.К., Шевченко Л.И., Розова Е.В. Влияние гипо­ксии на развитие плода и новорожденного // Перинатология и педиатрия. — 2006. — № 2. — С. 105-108.
3. Прахов А.В. Неонатальная кардиология. — Н. Новгород: Издательство Нижегородской госмедакадемии, 2008. — 388 с.
4. Макаров Л.М. ЭКГ в педиатрии. — М.: Медпрактика-М, 2006. — 544 с.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector