Arsenal-l.ru

Я и Мама
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стентирование сонной артерии

Стентирование сонной артерии

Сужение сонных артерий наблюдается при атеросклерозе – системном процессе, затрагивающем все артерии. Основное проявление атеросклероза – возникновение на внутренней стенке артерии атеросклеротических бляшек. Эти бляшки состоят из холестерина, кальция и фиброзной ткани. Постепенно увеличиваясь в объеме, бляшки сужают просвет артерий и нарушают нормальный кровоток. Когда бляшки образуются в просвете сонных артерий, нарушается мозговое кровообращение.

Стентирование сонной артерии – это процедура, заключающаяся в установке в просвет суженного сосуда тонкой проволочной конструкции в виде цилиндра, играющей роль каркаса – стента. Стент обычно устанавливают в предварительно расширенную артерию.

Сонные артерии начинаются от дуги аорты. Примерно в области середины шеи они разделяются на наружные и внутренние. Наружные сонные артерии снабжают кровью все мягкие ткани головы. Внутренние сонные артерии снабжают кровью головной мозг.

Возникновение бляшек на стенках внутренних сонных артерий чревато грозными последствиями. Бляшки являются местами формирования тромбов. Это ведет к полной закупорке просвета артерий. Возникает так называемый ишемический инсульт. Кроме того, может развиться тромбоэмболия. Это состояние возникает когда от атеросклеротической бляшки отрывается маленький тромб, который закупоривает артерии головного мозга. При возникновении закупорки артерий маленького калибра развивается транзиторная ишемическая атака.

Существует несколько видов оперативного лечения заболевания сонных артерий. И одним из них является каротидное стентирование.

Общие сведения об аневризмах артерий

Аневризма представляет собой локальное расширение сосуда с постепенным истончением его стенки. Процесс является необратимым, со временем под воздействием давления кровотока выпячивание только увеличивается и, однажды, может разорваться. Это приводит к внутреннему артериальному кровотечению. Без своевременной медицинской помощи разрыв аневризмы приводит к смерти.

Среди других возможных осложнений: тромбозы, тромбоэмболии (когда тромб отрывается и закупоривает другие сосуды), инфицирование аневризмы.

Противопоказания

Главным противопоказанием такого метода как перевязка маточных труб считается острое воспаление, которое не даст провести процедуру.

Воспаление обычно сопровождается отеком и увеличением трубы, а в таких условиях невозможно закрепить лигатуру (нить, используемую при перевязке).

Кроме того, проведение процедуры при воспалении дает риск инфицирования полости живота и возможность развития перитонита.

К числу противопоказаний также относятся:

  • инфекционные заболевания в организме в целом,
  • сердечно-сосудистые патологии,
  • опухолевые процессы, протекающие в малом тазу,
  • сахарный диабет,
  • ожирение,
  • склонность к кровотечениям и
  • спаечная болезнь.
  • Перевязка маточных труб будет возможна только при полном устранении противопоказаний и стабилизации здоровья женщины.

Нейрохирург: мозг гения и мозг идиота одинаковы, тайна в чем-то другом

Академик Арнольд Смеянович в свои 78 лет надевает операционный микроскоп почти ежедневно. О том, нужны ли такие перегрузки в его возрасте, говорит просто: «Генерал должен летать».

Известный хирург рассказал Sputnik, почему не перестает удивляться человеческому мозгу и как надо жить, чтобы однажды не стать его пациентом.

…Он прост в общении. Сам заваривает кофе, ставит на стол липовый мед. Но поговорить обстоятельно с ним нелегко — бесконечная череда коллег с эпикризами и протоколами операций, родственники, пациенты и звонки, звонки, звонки. Смеянович со всеми терпелив и ровен. Притом что с утра у него была четырехчасовая операция.

«Я в подготовке операционного поля обычно не участвую, трепанацию делают без меня и закрывают потом. Так что я только на кульминацию выхожу, это много времени экономит», — признается собеседник Sputnik.

Записки молодого врача

Знаменитый нейрохирург об операциях на мозге в начале своей карьеры не помышлял. Уехал после мединститута работать в глушь — в Дрибин на Могилевщине — в участковую больницу. Быстро пришлось принять крещение боем: уже через пару недель остался в больнице единственным оперирующим.

«Переломы, аппендициты, прободения, внематочные… Досталось мне тогда. Особенно много гинекологических — аборты были запрещены, и сколько женщин поступало после подпольных вмешательств! В больнице пропадал все время. Уложу супругу спать — и в больницу до утра», — Смеянович вспоминает первый опыт с улыбкой.

Отличная получилась школа жизни. Когда не до страха и сомнений, а помощи ждать неоткуда — на многие километры никого даже с дипломом фельдшера.

«Однажды из-за бурана вырубило электричество, пришлось оперировать аппендикс при двух керосиновых лампах. Я просил светить поярче, а керосинки чем больше света дают, тем сильнее чадят. Вышли мы с медсестрой из операционной все черные. Только рты под масками белые. Правда, на следующий день все перешивать пришлось. Но мужик оказался крепким, зажило все быстро», — вспоминает Арнольд Федорович.

В его арсенале много врачебных баек с собственным участием.

«Однажды дороги так замело, что пришлось ехать на срочную операцию в Коробчино на тракторе. Там у женщины внематочная беременность была. Дали нам с гинекологом по кожуху, валенкам, подсадили в двуосный прицеп, и поехали мы. Даже подремали под шум вьюги немного. Оперировать пришлось в сельской больнице, при свете обычной лампы. Когда женщина поправилась, она нам долго еще грибы и ягоды возила. И эти незамысловатые подарки стоили для меня, молодого врача, очень многого», — признается он.

Академик считает, такую школу жизни должен пройти каждый хирург. Побороть свой страх и поверить в свои силы.

«А медицинская специализация нашла меня сама. Как-то молодой лейтенант, который только получил погоны, вздумал нырнуть в Проню. А там речушка по колено. Доставили его к нам с переломом шейных позвонков. Из Минска приехал нейрохирург, мой знакомый Федор Олешкевич. Он тогда учился в аспирантуре у Ефрема Злотника, основателя белорусской нейрохирургии. Федор и уговорил меня пойти к ним в аспирантуру», — рассказала Смеянович.

Рецепт от страха

Первую самостоятельную операцию на мозге Арнольд Смеянович сделал примерно через полтора года работы в нейрохирургии. Тогда же и был придуман рецепт от страха, который профессор использует всю жизнь. По его словам, надо представить операцию. Всю до мелочей, шаг за шагом. Разложить все по полочкам и методично следовать плану. Тогда времени на страх просто не остается.

Читать еще:  Названия препаратов быстрого действия под язык от высокого давления

«Когда впервые увидел на столе человека со вскрытой черепной коробкой, только и смог спросить: «Неужели он будет жить?». А через несколько дней он уже ходил по коридору. Эта невероятность меня просто ошарашила, показалась настоящим чудом. И захотелось быть к нему причастным», — сказал доктор.

Он вспоминает, как тогда работали — это действительно чудо было. Без техники, без увеличения.

«Я теперь в микроскоп вижу не только опухоль, но и волокна, которые от нее отходят. Знаю, как важно не затронуть даже одну паутинку, иначе будет у человека слабость, а то и парализует. И если мы когда-то страшно гордились, что выключаем 19 аневризм в год, то сегодня столько в нашем РНПЦ за месяц делают», — отметил Смеянович.

Контроль над операционным полем, по его словам, сегодня совсем другой. Появилась эндоваскулярная хирургия, когда через бедренную артерию по аорте вводится микрокатетер, который заходит в сосуды мозга и выключает аневризму, заполняя ее специальными тромбирующими волокнами. Это менее травматично, ведь не вскрывается черепная коробка, не травмируется мозг. Правда, у этих высокотехнологичных операций есть немалый риск. Аневризма коварна тем, что может разорваться прямо во время вмешательства. И если открыто операционное поле, ее можно клипировать, а при эндоваскулярном вмешательстве шансов ликвидировать разрыв практически нет. Поэтому аневризмы все-таки продолжают оперировать открытым способом, делая исключения только для тех случаев, когда она расположена слишком далеко, поясняет доктор.

Такой же орган, как и другие

Не раз приходилось слышать расхожее мнение, что если предстоит операция на мозге — значит, хуже некуда, шансов мало. Не зря же природа из всех человеческих органов максимально защитила мозг. Академик Смеянович лишь улыбается этой наивности.

«Мозг — такой же орган, как и другие. Мы выполняем множество вмешательств, которые проходят вполне благополучно. Конечно, если у пациента тяжелая мозговая опухоль, при которой природа уже не оставила ему шансов, врачи бессильны», — подчеркнул он.

Но большинство пациентов после операций, по словам врача, «живут долго и счастливо».

Впрочем, были, конечно, и потери. Бывало, что с таким трудом вытянутый пациент после сложнейшей операции вроде выходит хорошо, начинает вставать, ходить, а потом внезапно падает из-за тромбоэмболии легочной артерии и погибает. Всего предусмотреть нельзя. Слава Богу, такое случается нечасто.

«За более чем полвека в медицине защитного капюшона от этого я так для себя и не придумал. Нет в этих случаях спасения. Только передумать, пережить, переосмыслить», — признается академик.

В хирургических дисциплинах нейрохирургия стоит на втором месте по сложности, уступая кардиохирургии. Чаще всего в человеческий мозг приходится вмешиваться из-за травм, аневризм и опухолей. Академик Смеянович тот факт, что опухолей в наше время становится больше, не подтверждает. Говорит, сравнивать не с чем, ведь раньше диагностика практически отсутствовала. Об опухолях мозга нередко узнавали, когда пациент уже умирал.

Раньше диагностика была настоящей пыткой. Для того чтобы выяснить, есть ли опухоль, по спинномозговому каналу подавали в мозг кислород, он занимал все пространства, и по тому, как сдавливались желудочки, делался вывод о том, где расположен очаг опухоли. Сейчас техника позволяет врачу видеть намного больше. Ведь что такое опухоль? Хирург предлагает корреспонденту Sputnik представить на белой фланелевой тряпке чернильную каплю. Видимое пятно совсем небольшое. А если взять микроскоп и посмотреть — по мягким волокнам чернила убежали далеко-далеко и там создали маленькие капсулы.

«Ты удаляешь ее в пределах видимых здоровых тканей, а она уже значительно дальше. И все же при современной диагностике мы можем значительно продлить жизнь людям с такими заболеваниями. Но беда в том, что мы удаляем не причину заболевания, а всего лишь следствие», — отметил он.

Никто не знает, по словам врача, отчего это образование начинает свое развитие в организме.

«Мы знаем, как растет опухоль, какие факторы способствуют росту, но что спускает этот курок самоуничтожения, современной науке не известно», — вздыхает профессор.

Арнольд Федорович признается, что немало пациентов, за жизнь которых пришлось побороться, стали друзьями на долгие годы. Однажды у высокопоставленного регионального чиновника случился обморок, при падении он ударился головой, образовалась обширная гематома. Самолет санавиации доставил Смеяновича в областной центр, но оценив ситуацию и возможности операционной, Арнольд Федорович решил, что надо везти в Минск. А в тот день была совсем плохая погода — снег, сумерки.

«Один пилот согласился рискнуть, и мы повезли его на вертолете. Видимость была настолько плохой, что, чтоб не сбиться с пути, мы летели прямо над трассой, над проводами. Но все закончилось благополучно, человека спасли. А потом мы с ним стали друзьями, дружили много лет», — рассказал собеседник Sputnik.

Раньше вообще часто приходилось летать санавиацией — после черепно-мозговых травм больные нетранспортабельные. Ну и приходилось на самолете (ЯК-12 — «Волга» с крыльями) лететь и оперировать на месте. Довелось старейшему хирургу поработать почти во всех райбольницах страны.

«Однажды после такой операции, кажется в Молодечно, выхожу и вижу, что пилот мой улетел, а у меня при себе ни копейки денег. И вечер на дворе. По счастью, командировка была на руках. Один парень в автобусе за меня деньги заложил. Я потом разыскал его и все вернул», — вспоминает профессор.

Тайны нашего мозга

О своей работе Смеянович говорит, что хоть и видит человеческий мозг каждый день, многие вещи так и остались для него загадкой.

Читать еще:  Имплантационное кровотечение после задержки как отличить от месячных?

«На многие вопросы у меня нет ответов. Скажем, недалекого по умственным способностям человека называют человеком с одной извилиной. Но количество извилин совсем не влияет на интеллектуальный уровень, так же как и масса и объем мозга», — констатировал академик.

Более того, по его словам, мозг интеллектуала и мозг идиота выглядят совершенно одинаково. И, кстати, совершенно несправедливо называть мозг серым веществом. Здоровый мозг, он, скорее, нежно-кремовый, немного розоватый. А вот когда в нем есть опухоль, она как раз серая.

«Многие загадки мозга нам неподвластны. Больше полувека не перестаю удивляться возможностям человеческого организма. Много лет назад с профессором Злотником мы оперировали одну девочку. Тяжелая опухоль поразила все мозговое полушарие. Девочка осталась с одной половиной мозга. И что же? Вторая половина взяла на себя все функции недостающей части», — вспоминает профессор.

Ребенок полностью компенсировался, девочка с отличием окончила консерваторию. А потом уехала в Америку, стала известной пианисткой и вышла замуж за миллионера.

Все мы используем свой мозг далеко не в полном объеме. В плане регенерации он мало познан. Например, из-за травмы часть участков погибает, окружающие ткани берут на себя их функции, и человек постепенно начинает заново ходить, говорить.

«Был случай недавно — приходит ко мне в кабинет огромный молодой парень: «Вы меня, конечно, не узнаете…» — и показывает шов на затылке, по которому мне сразу становится ясно: медуллобластома в раннем возрасте. Мой шов. Оказывается, я оперировал его в трехлетнем возрасте. И я вспоминаю этого малыша, вспоминаю, что не был уверен, что он долго проживет. Этот тип опухолей редко оставляет шансы. Но природа умеет удивлять. Молодой человек сегодня совершенно здоров», — профессор горд своей работой.

Всех тайн мозга, говорит он, конечно, не знаю, но одно могу рекомендовать точно: берегите его от праздности.

«Не позволяйте лениться, иначе он будет дряхлеть. Читайте, решайте, думайте, переживайте. Не позволяйте себе стать равнодушными. И старайтесь во всем знать меру», — советует он всем.

Чтобы не стать однажды его пациентом, Смеянович рекомендует после 40 контролировать уровень давления. И если оно повышается, обязательно принимать препараты.

«А то недавно был у меня пациент с разорвавшейся аневризмой, у которого давление зашкаливало за 200! А если бы он его контролировал, держал на уровне 120, может, она никогда и не разорвалась бы. Я видел множество примеров, когда о том, что у человека была аневризма, узнают только патологоанатомы. Он жил с ней всю жизнь и только на секционном столе, когда человек умер от другого заболевания, о ней стало известно», — сказал врач.

Операционная, из которой не уйти

В медицине очень важна преемственность. Большинство белорусских нейрохирургов — воспитанники академика Смеяновича. И хотя есть кому передать дела, академик практически каждый день оперирует. Исключение составляет только пятница — день обходов, консилиумов и планов. В другие будние дни операция практически обязательна. Иногда бывает, что и две. И все — из категории сложных. Попытки сосредоточиться на научной деятельности, преподавании всегда заканчивались снова операционной. Только здесь, признается Арнольд Федорович, он видит отдачу от своей работы, когда поступивший в тяжелом состоянии пациент спустя какое-то время сам уходит и говорит: «Спасибо, доктор!».

Арнольд Смеянович с супругой были первым поколением врачей в семье. Сейчас его сын, тоже известный нейрохирург, работает здесь же, в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, возглавляет нейрохирургическое отделение. А недавно медицинскую специализацию пришлось выбирать и внуку, студенту мединститута. Конечно, он пришел посоветоваться с дедом.

«Я сказал, что я ничего другого, кроме нейрохирургии, не знаю. И если бы опять оказался в самом начале пути, выбрал бы ее снова…» — констатировал собеседник Sputnik.

Ангиография сосудов

Ангиография является рентгеновским исследованием кровеносных сосудов. Может применяться в рентгенографии, гибридной операционной, компьютерной томографии. Метод позволяет изучить функциональное состояние кровеносных сосудов, кровотока и распространенность патологического процесса.

Обычные рентгенограммы не дают возможности видеть артерии и вены, так как сосуды обладают способностью поглощать рентгеновские лучи, как и близлежащие ткани.

Какие заболевания можно обнаружить?

При помощи ангиографии можно обнаружить следующие патологические состояния кровеносных сосудов и кровоснабжаемых ими органов:

  1. нарушение проходимости в результате тромбоза или атеросклероза;
  2. аневризмы;
  3. мальформация;
  4. пороки, нарушения работы внутренних органов;
  5. опухоли;
  6. пороки сосудов сердца.

А также проводить лечебные процедуры (интервенционные): эмболизация, химиоэмболизация опухолевых сосудов.

Противопоказания

Проведение ангиографии не показано при:

  • острых заболеваниях инфекционного и воспалительного характера;
  • психических болезнях;
  • почечной и печеночной недостаточности;
  • заболеваниях сердца;
  • нарушениях гемостаза;
  • венерических болезнях;
  • дисфункции щитовидной железы;
  • аллергии на йод и препараты йода;
  • аллергии на анестезию;
  • тяжелом состоянии пациента.

Подготовка

Для проведения процедуры необходимо получение согласия пациента.

Предварительно проводят ЭКГ и флюорографию.

За 14 дней до ангиографии пациентам рекомендуют исключить спиртное.

Чтобы защитить почки от воздействия йода, проводят гидратацию, т.е. насыщают организм жидкостью: она разбавляет рентгеноконтрастное вещество и способствует его быстрому выведению из организма.

Перед процедурой нельзя принимать пищу и пить (примерно за 4 часа до ее начала).

В области прокола удалят волосы.

Снимают все металлические украшения и другие предметы.

Проведение

Пациент ложится на специальный ангиографический стол. Его фиксируют и подключают к кардиомонитору.

В вену вводят катетер. Через него проводят премедикацию – введение следующих лекарственных препаратов:

  • антигистаминных средств для предупреждения возможной аллергической реакции;
  • транквилизаторов;
  • обезболивающих.

Ангиография может проводиться посредством прокола (пункции) или катетеризации — введения в кровеносный сосуд катетера для контрастного вещества. В большинстве случаев осуществляется катетеризация бедренной артерии.

Читать еще:  Причины и способы терапии учащенного сердцебиения тахикардии при климаксе

После местной анестезии на коже делается надрез 3-4-миллиметровой длины. На артерии с помощью специальной иглы с большим просветом делается прокол. Игла необходима для последующего введения металлического проводника, который затем продвигается до требуемого уровня. Сам проводник удаляется. Действия внутри сосуда постоянно контролируются с помощью рентгенотелевидения.

Через установленный катетер вводится контрастное вещество. Начиная с этого момента проводится рентгеновская скоростная съемка по предварительно заданной программе.

После анализа снимков при необходимости могут делаться дополнительные снимки.

Катетер удаляется, а на область пункции накладывается стерильная повязка. Она должна сохраняться в течение суток.

Современная ангиография

В современной медицине используется только субтракционная дигитальная ангиография. Ее суть заключается в контрастном исследовании сосудов и последующей компьютерной обработке.

Преимущества метода:

  1. с его помощью удается получить более качественные снимки с возможностью выделения из общей картины отдельных сосудов;
  2. можно сократить дозу вводимого рентгеноконтрастного вещества;
  3. введение контрастного вещества возможно осуществить без катетеризации, благодаря чему снижается травматичность процедуры.

После ангиографии

После ангиографии пациенту показан 24-часовой постельный режим. Он должен находиться под врачебным присмотром. Периодически осуществляется осмотр места пункции и измеряется температура тела.

Для скорейшего выведения из организма йода и других лекарств больным рекомендуют употреблять жидкость в большом количестве.

Возможные последствия

Процедура может привести к некоторым осложнениям. К ним, относятся:

  • образование гематомы в зоне прокола;
  • перекрытие просвета артерии тромбом (тромбоэмболия) – случается крайне редко.

В Минске пройти процедуру можно в Республиканском центре онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова – ведущем онкоучреждении Беларуси.

Эндартерэктомия из сонных артерий

Что такое стентирование артерий?

Атеросклероз — это системный процесс, поражающий сосуды всего организма. Холестериновые бляшки формируются под интимой артерий, становятся со временем более объемными и сужают сосудистый просвет.

В основе этой болезни — нарушение проходимости сосудов, кровоснабжающих головной мозг (сонных и позвоночных артерий). Чаще всего проходимость артерий страдает в следствие развития на их стенках атеросклеротических бляшек, суживающих просвет. В результате головной мозг получает меньше крови, возникают первые симптомы болезни. Значительное сужение просвета артерий, в определенных условиях, может вызвать инсульт.

На участке максимального сужения артерии устанавливают стент — специальный проволочный каркас цилиндрической формы и ячеистой структуры. С его помощью сосуд больше не перекрывается, мозговой кровоток нормализуется.

Стентирование сонных (каротидных) артерий — операция, восстанавливающая проходимость артериального русла и позволяющая предотвратить развитие ишемического инсульта. Это современный и эффективный метод хирургического лечения стенозов сонных артерий, обусловленных их атеросклеротическим поражением.

Стентирование сонных артерий — самый передовой и малотравматичный метод лечения стенозов сонных артерий в мире.

Его преимущество — малотравматичность, так как не требует выполнения разрезов на коже, как при проведении открытых операций, а только небольшого (около 2 мм) прокола в месте введения катетера.

Методы оперативного лечения:

  • Открытая операция эндартерэктомия, выполняемая сосудистыми хирургами;
  • Стентирование сонных артерий — современная, малоинвазивная, рентгенохирургическая операция;

Подготовка к операции

Перед операцией необходимо выполнить такие диагностические методы исследования, как:

дуплексное ультразвуковое сканирование;

спиральная компьютерная томография с болюсным контрастированием;

Эти методы позволяют определить локализацию атеросклеротической бляшки и характер кровотока в артерии.

Ход операции

Методика заключается в следующем: под местной анестезией, тонкой иглой, через кожу прокалывают сосуд на бедре и устанавливается специальное устройство — интродьюсер. Через интродьюсер в сосуд вводится специальный катетер (2 мм в диаметре). По сосудистому руслу его продвигают до места сужения артерии. Устанавливают специальную ловушку для предотвращения попадания мелких атеросклеротических бляшек в просвет артерий питающих головной мозг. Затем выполняют баллонную ангиопластику и стентирование артерии.

При баллонной ангиопластике в артерию вводится специальный инструмент с баллонном на конце. Баллон подводят к месту сужения и раздувают. При этом: атеросклеротическая бляшка вдавливается в стенки артерии, кровоток восстанавливается, головной мозг получает достаточно кислорода.

Стент представляет собой металлический каркас, устанавливаемый в месте сужения с помощью специального инструмента. Он укрепляет стенку артерии и не дает ей опять суживаться. Контроль всех манипуляций осуществляется с помощью рентгеновского излучения на специальном высокотехнологичном оборудовании — ангиографе.

Послеоперационный период

Сразу после операции место введения интродьюсера прижимается давящей повязкой для предупреждения кровотечения. После операции рекомендуется находиться в кровати не менее 12 часов для того, чтобы врач мог контролировать возникновение осложнений.
Рекомендуется на некоторое время ограничить поднятие тяжестей.
Не рекомендовано принимать ванны.
После операции каротидного стентирования необходимо принимать препараты, разжижающие кровь (аспирин, клопидогрел). Кроме того, периодически необходимо проводить контроль состояния сонных артерий с помощью дуплексного ультразвукового сканирования.

Результативность проведенной операции

  • существенное снижение вероятности повторного стеноза
  • быстрое восстановление организма
  • хорошие отдаленные результаты

Стентирование сонных артерий показано:

  • Пациентам, у которых сужение кровеносных сосудов превышает 60%
  • Лицам, которым противопоказана открытая операция на сонной артерии — эндартэректомия
  • Больным с рестенозом после эндартэктомии
  • Пациентам с симптоматикой инсульта
  • При непереносимости общей анестезии
  • После облучения шеи
  • После операций на органах шеи

Противопоказано стентирование сонных артерий лицам:

  • Лица, страдающие печеночно-почечной недостаточностью
  • Имеющим аллергию на лекарства и контрастное вещество, применяемые во время операции
  • Перенесшим мозговые кровоизлияния в предшествующие 2 месяца
  • Имеющим тотальную окклюзию сонной артерии тромбом, а также нестабильные бляшки дуги аорты
  • Имеющим противопоказания к приему антикоагулянтов и антиагрегантов

Подготовка к операции

Необходимость в оперативном вмешательстве определяется сосудистым хирургом в каждом конкретном случае. Специалист расспрашивает больного о лекарствах, которые он принимает; наличии аллергии на контрастное вещество, металлы или пластик. Пациенту запрещают есть и пить вечером накануне стентирования.

За 5-7 дней до операции ему назначают принимать препараты из группы дезагрегантов.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector