Arsenal-l.ru

Я и Мама
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

СДВГ: 10 мифов о синдроме дефицита внимания и гиперактивности

СДВГ: 10 мифов о синдроме дефицита внимания и гиперактивности

СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, окруженное мифами. Их не десять – их сотни и тысячи. Остановимся на основных

СДВГ – синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, окруженное мифами. Их не десять – их сотни и тысячи. Остановимся на основных.

Рисунок Дмитрия Петрова

Синдром дефицита внимания и гиперактивности – расстройство, встречающееся примерно у 5% детей. У городских – чаще, чем у деревенских, у мальчиков – в 4-5 раз чаще, чем у девочек/

Не станем здесь обсуждать главный миф, который активно поддерживают, например, сайентологи и организованная ими Гражданская комиссия по правам человека: мол, СДВГ – это надувательство, миф, результат всемирного заговора психиатров и фармакологов. Спорить с сайентологами – так же бессмысленно, как мести дорогу в листопад, сколько ни убирай – нападает еще. Отношения сайентологов с психиатрией и психологией вообще и с СДВГ в частности – отдельная огромная тема, которая еще ждет своего исследователя. Но недоверчивое российское общество очень охотно принимает на веру идеи «нет никакой болезни», «не надо травить детей таблетками», «хорошего ремня – вот чего им надо». На этом и остановимся.

Признаки СДВГ у детей

  • Не способен удерживать внимание на деталях, часто допускает мелкие ошибки в школьных заданиях «по невнимательности»
  • Складывается впечатление, что ребенок не слушает речь, которая обращена к нему, или «витает в облаках»
  • Не способен самостоятельно организовать работу
  • Отвлекается на посторонние вещи, звуки и т.д. во время выполнения задачи, требующей концентрации
  • Теряет или забывает повседневные предметы: игрушки, письменные принадлежности, варежки и т.д.,

Дети с преобладанием гиперактивности могут проявлять следующие симптомы:

  • Беспокойные движения:
  • покачивание ноги или стук пальцами по парте, «вертится за партой»
  • Бесцельная двигательная активность, невозможность оставаться в одном положении в течение некоторого времени
  • Болтливость
  • Нетерпеливость
  • Ворочается во сне, сбрасывает одеяло, сбивает простыню.

Симптомы СДВГ у детей

Гиперактивность у детей несложно спутать с простой повышенной активностью. Ребенок растет, мозг получает колоссальные массивы информации. Поэтому не удивительно, что малыши бывают рассеянными, несобранными. Развивающаяся сердечно-сосудистая и опорно-двигательная система требует постоянных физических упражнений.

Дети в норме двигаются в несколько раз больше, чем взрослые. И вот это тонкое отличие обычного ребенка от страдающего гиперактивностью часто становится камнем преткновения между педагогами-воспитателями и родителями. Чтобы убедиться в том, что ребенок не гиперактивный, необходимо пройти обследование у врача.

Лечение синдрома дефицита внимания у детей необходимо назначать только тем детям, у которых основные симптомы наблюдаются не меньше полугода и затрагивают абсолютно все сферы их деятельности. Например, если ребенок непоседа, но при этом с конструктором проводит часы, то здесь встает вопрос о его незаинтересованности в учебном процессе и отсутствии должной мотивации.

Для гиперактивных детей с синдромом дефицита внимания характерно следующее поведение:

  • неумение сосредотачиваться, рассеянность;
  • вспыльчивость и импульсивность, переходящие в агрессию;
  • возбуждение, доминирующее над торможением, чрезмерная активность;
  • часто встречаются задержки моторного и речевого развития.

ВОСПИТЫВАЕМ НОРМАЛЬНОГО РЕБЕНКА С СДВГ

Чтобы решить любую задачу, требуется спокойная рассудительность. Чтобы помочь маленькому человеку с нехваткой внимания и гиперактивностью, требуется терпеливо и уверенно обучать его. Ведь детские выкрутасы, хныканье, истерики — это как зов о помощи, рвущийся изнутри. В один из таких моментов родители впадают в две крайности: “его хочется побить!” и “уси — пуси, маленький мой”.

На самом деле нужно совсем другое — научить малыша адекватно реагировать на раздражители, правильным фразам, манерам поведения. Ведь учим же мы его маленького есть из ложки, произносить слова, одеваться. Обычные дети схватывают такое на лету, а нашим сверхактивным и невнимательным необходимо обучение даже простым вещам: реагировать на мамины просьбы, не нервничать по пустякам и вообще, концентрироваться на одном деле и так далее. Ребятам с такой патологией нужен усиленный контроль взрослых.

Приблизительная схема взаимодействия родителя со своим отпрыском:

Показываем свою доброжелательность.

Указываем на ошибки

Хвалим за корректные действия

Мотивируем на будущие успехи

Умение расслабляться жизненно необходимо для непосед. У многих мам есть свой “комплект успокоительных средств” для крохи — это всякие мелочи, способные удержать его внимание на некоторое время. Есть множество специальных игр, подходящих для терапии: “Море волнуется”, “Ленивые котята потягиваются”, “Черепашки у пруда”, “Замри — отомри” и другие. Кроме сиюминутного эффекта успокоения, эти игры постепенно научат малыша самоконтролю.

Если не укладывается в голове, как обучать ребенка, контролировать его, не травмируя психику, как помочь ему адаптироваться к социальной жизни — запишитесь на курс “Послушный ребенок”. Он очень эффективно работает с такими детками.

Понятное дело, дети с СДВГ за день отхватывают уйму замечаний, взысканий и наставлений. А вот похвалы очень мало. Проверяйте себя ежедневно! Насколько в вашем общении с крохой больше ласки, подбадриваний, поощрений, настолько быстрее у него формируется самосознание. Можно записывать свои действия и высказывания за день в таблицу на две колонки: со знаком “+” и со знаком “-”. Необходимое соотношение положительного и негативного 2:1.

Читать еще:  Повышает или понижает артериальное давление Кардиомагнил

А разговариваете ли вы со своим сыном (дочкой) о его диагнозе? Если нет, то настройтесь это сделать примерно с 5-6 лет. Маленький Юра чувствует, что с ним что-то не так, когда дети на площадке отказываются с ним играть или в детском саду возле него никто не хочет сидеть. А Юрочка в школе думает, что он “тупица” и “лодырь”, наслушавшись много нелестных слов от взрослых.

Юра обязан знать о своей болезни, из-за которой у него временные трудности с учебой и общением. Правда, это не повод не делать домашку или разбрасывать вещи, не застилать постель или не следить за порядком на письменном столе. Чтобы Юрочка не думал, что он плохой и его никто не любит, замечайте и подчеркивайте все, что он делает “правильно”, напоминая себе, что все “неправильно”, он делает не нарочно.

Вот несколько советов, которые помогут в воспитании самосознания:

не стоит ждать чуда. Только ежедневный совместный труд над определенной задачей (выучить алфавит, прочитать книгу и тому подобное) подарит успех;

верьте в своего малыша. Если ребенок старается, не скупитесь на добрые слова, описывая, за что именно хвалите: “Ты очень стараешься, я это ценю”, “У тебя хорошо получилась эта палочка, давай поработаем и над кружочком!”

сильные стороны. Они есть у каждого. Найдите их, раскройте таланты и работайте в этом направлении (танцы, рукоделие, изобразительное искусство, астрономия и прочее). Так важно маленькому человеку знать, что он в чем-то хорош!

научите дружить. Понаблюдайте, как ваше чадо ведет себя в компании сверстников. Расскажите, как лучше понравиться детям, как не обижаться и не обижать других. Это повод разыграть сценку, проиграть ситуацию, обсудить мультфильм или рассказ, чтобы наглядно продемонстрировать разные ситуации;

осознание своих чувств. Научите свое чадо понимать и проговаривать то, что он чувствует, например: “Меня тревожит…”, “Я волнуюсь перед…”, “Я сержусь, потому что…”.

Напоследок скажу о самом важном — спокойной атмосфере в семье. Трудно оставаться сдержанной и любящей, когда 14 часов в сутки вокруг тебя сотрясается воздух, когда твои слова игнорируют, а сборы в школу или на улицу выводят из себя. Как бы то ни было, не теряйте близкие отношения со своим ребенком. Чувство, что есть человек, который тебя понимает и принимает с любовью, поможет ему преодолеть и синдром дефицита внимания, и любые другие преграды на своем пути!

Поделитесь в комментариях своим опытом, как вы справляетесь с “трудным” ребенком? Это может пригодится другим мамам!

Логопед (специалист по глотанию)

В детской неврологической патологии мы часто сталкиваемся с нарушениями глотания, дыхания и речи. Вся медико-логопедическая практика с детьми основана на играх. У трехлетней Сеяны после удаления опухоли головного мозга отсутствовали голос, самостоятельное дыхание и спонтанная речь. Была диагностирована дисфагия (нарушение глотания) тяжелой степени выраженности. Сеяна дышала через трахеостому, ее кормили с помощью назогастрального зонда. Передо мной стояла задача, чтобы Сеяна дышала через естественные дыхательные пути, потому что при длительном ношении трахеостомы голос и самостоятельное глотание могут не вернуться. Занятия мы начали с игры Микрофон.

Я ставила на трахеостому голосовой клапан и просила Сеяну на выдохе произнести звуки (А, И, У), слово «мама». После этого на трахеостому надевалась заглушка. Сеяна самостоятельно вдыхала через нос и выдыхала через рот, произнося короткие предложения. Начинали мы с нескольких минут и довели до 24 часов нахождения с заглушкой. Так, поступательно, ребенок научился дышать сам и после месяца занятий мы сняли трахеостому. Вернулся голос: звучный, хорошей наполняемости. Вскоре Сеяна начала самостоятельно есть.

Исцеление мозга через Язык

Нейропластичность революция в неврологии

История одной женщины которая пять лет назад попала в аварию и потеряла возможность самостоятельно передвигаться и держать равновесие. Пострадали отделы головного мозга, а ноги вполне здоровы. В итоге — инвалидность, сильные нарушения речи и тяжелая депрессия. Врачи не нашли средства помочь — разведя руками, пациентке предложили заново учиться жить. После безуспешных скитаний по клиникам она оказалась в лаборатории нейрореабилитации Университета штата Висконсин .

Спустя неделю занятий в лаборатории женщина уверенно идет по коридору, легко обходит и перешагивает препятствия, спускается и поднимается по лестнице. Пациентка не принимала чудо-лекарств и не ложилась под скальпель хирурга. Все что было — короткие занятия с электрическим прибором, созданным в лаборатории.

— Если бы я сказал, что то, что мы делаем, может помочь таким хроническим больным, вы бы мне не поверили, — признается Юрий Данилов, научный руководитель лаборатории. — Я бы сам себе не поверил. Даже в моем сознании это уложилось с трудом.

Прибор устроен вопиюще просто: коробочка, из которой торчит лопатообразная пластина, накладываемая на язык. Пластина зажимается зубами, с прибором можно как угодно двигаться, и все это время язык получает легкие электрические импульсы. Это совсем не больно, покалывания от пластины Данилов сравнивает с пузырьками шампанского.

Читать еще:  Брахиоцефальная артерия описание функции и диагностика

Используя устройство PoNS, кажется, что мы каким-то образом открываем врожденный реабилитационный процесс в мозге», — говорит Тайлер. «Это исследование позволит нам более точно определить, сколько изменений происходит с нашими пациентами в контролируемой клинической обстановке. Мы надеемся, что в конечном итоге мы сможем продемонстрировать, как эта терапия может быть применена вне клинических условий и быть частью долгосрочного ухода.”

Все дело в нейропластичности

Чтобы объяснить, как работает устройство, приходится начинать издалека. С опытов американского ученого Пола Бах-у-Риты.

Бах-у-Рита первым высказал идею о пластичности мозга. Он не уставал повторять: «Мы видим мозгом, а не глазами».

Тогда это казалось курьезом на фоне утвердившегося мнения, что разделение труда внутри мозга жестко закреплено. Если часть нервной системы занята осязанием, она не может научиться зрению!

Ему не раз доводилось слышать вопрос: язык? вы серьезно? Однако ответ лежит на поверхности — поверхность языка содержит тысячи нервных окончаний. Если вам попадался волосок в супе, вы сразу поймете, о чем речь. Ни одно место на коже не сравнится с языком в умении различать слабые раздражители.

Язык служил пациентом новым портом для доставки информации в мозг.

В последнее время наша лаборатория сосредоточила свои усилия на усилении процесса реабилитации для тех, кто борется с контролем движения, особенно равновесия и походки, потерянных от черепно-мозговой травмы, инсульта или заболеваний, таких как рассеянный склероз и болезнь Паркинсона.

Побочные эффекты

— Мы решили тогда: если мы можем заменить зрение, то надо посмотреть, что еще мы можем заменить, — рассказывает Данилов. — Больные с разрушенной вестибулярной системой из-за отравления антибиотиком подошли идеально. Потому что у них отказали только рецепторы, а мозг и управляющие пучки нервов были рабочие. Если мы хотим заменить сенсорный вход, лучше модели не придумать.

Антибиотик гентамицин — штука опасная. Если переборщить с дозой, он не только спасет от инфекции, но и разрушит волосковые клетки — вестибулярные рецепторы во внутреннем ухе. Избавившись от заражения, больной заодно лишается системы равновесия. Он не может удерживать тело вертикально, его качает в стороны, словно он идет по канату, — стоит ему закрыть глаза, земля уходит из-под ног и он падает.

Для таких людей в лаборатории Бах-у-Риты придумали простую схему — на голову надевалась каска с устройством, меряющим отклонение, сигнал передавался на пластину, и больные могли языком ощутить, куда они начинают заваливаться. Это позволяло им сразу выровнять положение тела. А затем случилось то, что нередко происходит в науке: главное открылось после того, как задача была решена.

Пациентка Шерил Шильц, потерявшая почти всю вестибулярную систему, стояла с прибором так уверенно, что ей решили отключить аппарат. Она продолжала сохранять равновесие. Выяснилось: если прибор работал несколько минут, еще треть от этого времени женщина может стоять и без его помощи.

— Интересный вопрос: почему после того, как прибор убрали, человек держит равновесие? Ведь в этом случае нет ни своих рецепторов, ни внешних. При десяти минутах пропорция не менялась: еще три минуты после процедуры женщина стояла сама. Но мы решили пойти дальше и обнаружили потрясающий эффект. После двадцати минут стимуляции больная могла сохранять равновесие свыше четырех часов. Мы открыли что-то совсем неизвестное.

Данилов показывает видео первых занятий с Шерил. Она ходит с палочкой, широко расставляя ноги, чтобы не упасть; при закрытых глазах тело начинает дергаться и заваливаться вперед. На видео, снятом через два месяца занятий, мы видим счастливую Шерил, прыгающую со скакалкой. Она без прибора едет на велосипеде и идет по бревну. Стимуляция языка на время превратила ее в здорового человека. Благодаря прибору спустя два года она уже не нуждалась в лечении — выздоровела полностью. Хотя официально Шерил инвалид, ведь ее вестибулярная система выжжена гентамицином.

Эффект подтвердился и на других людях. Причем занятия с прибором часто возвращали не только равновесие. Люди, в течение многих лет имевшие проблемы со сном, на четвертый день спали как убитые. У одного пациента восстановился вкус, потерянный после давней автомобильной аварии. У некоторых выправлялось косоглазие.

— Нам стало понятно, что здесь что-то не так. Обратной связью от прибора это объяснить нельзя. Другие виды обратной связи не имеют такого эффекта. Например, вы можете взяться за поручень и стабилизировать свое положение. Но стоит поднять руку, колебания начнутся снова. Тактильная обратная связь, зрительная, звуковая — все они могут стабилизировать человека, но стоит отключить связь, и он вновь потеряет равновесие, — объясняет Данилов.

Возникла идея проверить прибор на людях с целой вестибулярной системой, но с проблемами в ходьбе. Такое часто бывает из-за травм, инсультов, болезни Паркинсона или рассеянного склероза. В работе с ними к исследователям пришло понимание, что обратная связь тут вообще ни при чем. Каску убрали, электрические импульсы теперь подавались на язык безо всякой связи с внешним устройством.

Читать еще:  Гаммаглобулин человеческий применение особенности действия

Дальнейшее больше похоже на выдумку. Мы видим женщину после перелома шейных позвонков пятилетней давности; у нее сильные головные боли, головокружения, зрение скошено в сторону. Она ковыляет по коридору, после пары шагов дергается вниз и почти падает. Спустя час она уверенно прохаживается там же, разворачивается и напоследок игриво приседает, отвешивая поклон. А потом встает на одну ногу.

— Мы сделали ей одну стимуляцию. Поверьте, в шоке были все. Мне пришлось сделать каменное лицо и сказать: «Да, мы этого ожидали». На самом деле у меня внутри было очень интересное ощущение. Эффект продолжался пять часов. Через пять дней занятий по всем тестам на движение это был нормальный человек.

Случаи чудесного исцеления медицине известны, но они так и остаются отдельными эпизодами. А через лабораторию прошли уже сотни больных, и улучшение состояния — правило, а не исключение. За многие годы Данилов не встретил ни одного больного, которому стимуляция не дала бы полезного эффекта.

— У меня был пациент, который пришел с рассеянным склерозом. В прошлом оперный певец, шесть лет не мог произносить гласные. Мышцы голосовых связок в гипертонусе и не расслабляются. Приходит ко мне и хрипит: «Бог с ним, с равновесием, ты можешь с голосом что-нибудь сделать?» Я ему объясняю: «Тебе семьдесят два года, не будь таким наивным, назавтра ты не запоешь». Но он запел. Хотя мы тренировали только равновесие. Наша стимуляция вызвала расслабление мышц.

Для врача излечение больного — конечная цель. Ученому важно знать, каким образом оно случилось. Данилов переживал, что не может объяснить, как это работает. Удивляло решительно все. Вот простая вещь, электричество на языке возвращает баланс хроническим больным. В чем тут фокус? И следом другая загадка: у больных уходят зажимы, дрожание рук, налаживается речь, зрение, сон, тонус лицевых мышц, контроль мочевого пузыря, память, концентрация. Целый веер проблем, которыми даже не занимались.

Здоровье внутри мозга

Часть разгадки в том, что язык — в самом деле уникальный орган. В отличие от любого другого участка кожи язык связан с головным мозгом напрямую. Два крупных нерва тянутся от его кончика в мозжечок и в ствол мозга. А ствол — тоже особое место, настоящий технический центр мозга, где сходятся почти все нервные пути.

Догадку уже после смерти Бах-у-Риты подтвердила томография. Пять дней стимуляции языка «разгоняют» ствол и мозжечок: они начинают работать активнее, и это видно на снимках МРТ. Иначе говоря, через язык можно напрямую включать глубокие структуры мозга. А те связаны и со спинным мозгом, и с большими полушариями. Выходит, сигналы от языка могут разойтись по всей нервной системе.

— За двадцать минут мы закачиваем порядка двадцати-тридцати миллионов импульсов, — рассказывает Данилов. — Они действуют на мозг двумя способами. Первый — мы стимулируем нервные сети, заполняя их электричеством. И второй — эти миллионы импульсов приводят к выделению веществ-медиаторов. В стволе мозга возникает мощная химическая волна. Шокирующая сторона нашей терапии в том, что прибор не вводит лекарств и не совершает операций. Но чудес мы не делаем — все ресурсы у больного в голове. Мы лишь помогаем их включить путем стимуляции.

Такое заявление не вяжется с выученными с детства истинами. Мы привыкли, что болезнь лечится извне: лекарство делает работу, которую не в силах выполнить организм. И вдруг нам говорят, что у инвалида есть собственный ресурс для восстановления, который включается через язык. Свыкнуться с этой мыслью тяжело, нам нужны веские основания. И годы, годы экспериментов.

Стимуляция электричеством сегодня широко применяется в медицине.
Но Юрий Петрович Данилов указывает на одну важную деталь: все известные виды стимуляции бьют либо выше, либо ниже ствола, того самого технического центра. Язык оказался удобным и чуть ли не единственным входом в эту зону мозга. Ирония в том, что не будь он еще и самым чувствительным участком кожи, многих историй восстановления просто не случилось бы.

Врачи недоверчиво качают головой. Вредные побочные эффекты есть? — Нет. За пятнадцать лет опытов не было ни разу. Скепсис усиливается. Данилов замечает парадокс: если у человека случается микроинсульт, очень легко поверить, что появится куча проблем. Но стоит сказать, что одно лечебное воздействие может помочь сразу во многих местах, общая реакция: такого не бывает. Но мозг — это единый орган. Лишь для упрощения мы представляем его как машину из частей. И если активировать мозг как единое целое, то и восстанавливается он как единое целое.

Сенсорная нейромодуляция

Каждый день нам звонят люди: мышечная дистрофия — можете помочь? А дислексия, латеральный склероз, аутизм лечите? У нас огромный список тех, кому мы действительно помогли, с разнообразными диагнозами более сорока заболеваний. И мы в нашей клинике работаем именно для того что бы помочь людям. Мы до сих пор не нашли границ применения нашим методикам и технологиям.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector